22:14 

TakahiroOgawa
Сокрытый в глубине леса, я был первым творением Бога...То, что я расскажу вам, есть прошлое, будущее и правда...
____ ЭПИЛОГ _____






>>> Шесть месяцев спустя




Стены Токио Доум ходили ходуном от грохота музыки, многократно усиленных микрофонами голосов певцов и буйства шестидесятитысячной публики - топота ста двадцати тысяч ног, аплодисментов, воплей восторга и преклонения. Все перемешалось, превратившись в ураган, сконцентрированный на сцене, сооруженной на бейсбольном поле стадиона. Прохладный апрельский вечер соединил сердца поклонников счастливым событием: на сцене Токио Доум сегодня гремело музыкальное шоу – «DREAM CONCERT» - объединившее выступления пятнадцати музыкальных исполнителей, представляющих интересы различных медиа-агентств Японии, в том числе двух гигантов – CBL Records и J-Star Industries.

Идею мероприятия выдвинула и реализовала компания «Oricon», занимающаяся мониторингом музыкальной индустрии и владеющая непререкаемым авторитетом в этой сфере: ее еженедельных хит-парадов с благоговением ждали артисты, критики «Oricon» наводили ужас на воротил шоу-бизнеса, а реклама в специализированном журнале, который выпускала компания, стоила невероятных денег. Замысел шоу состоял в стремлении компании подхлестнуть конкуренцию между артистами и агентствами, где те работают - и тем самым стимулировать интерес публики к миру музыки. Все очень просто: трижды в год организовывать концерты на крупнейшей площадке Токио и собирать там звезд эстрады, дабы те могли показать себя и посмотреть на других – по итогам концертов «Oricon» станет издавать отдельный номер журнала, в котором критически разберет сценические номера и оценит профессиональный уровень исполнителей. Медиа-агентства с энтузиазмом ухватились за возможность заслужить похвалу ведущих музыкальных экспертов и заодно показать, кто во что горазд.

От CBL Records в шоу участвовали две группы: популярная New Age и суперпопулярная - Showboys. Главными конкурентами детища Сибил Гэсиро выступали также два бойз-бэнда, выдвинутые J-Star Industries – Daisy и Heet - причем последнюю сформировали буквально за несколько дней до «Dream Concert» и из пяти заявленных участников публике представили пока только четверых. Оставшиеся одиннадцать исполнителей являлись протеже агентств помскромнее и привлекали не столь пристальное внимание. Все знали – люди пришли посмотреть на красавцев из самых популярных бойз-бэндов.

Кроме того, по мнению экспертов компании «Oricon», на концерте обязательно должны схлестнуться не только таланты, но и коммерческие интересы. Компания Каеге Ватасэ в начале года потерпела значительные убытки из-за провала сингла группы Daisy, проданного за три месяца тиражом всего лишь в семьдесят тысяч копий. Произошло это из-за крайне неудачного маркетинга компании – они выпустили сингл в то же время, что и Showboys. Ватасэ надеялся таким образом перебить продажи конкурентов, рассчитывая, что все кинутся покупать диски Daisy, благодаря чему потерпел оглушительное поражение! Showboys во главе с Химмэлем Фагъедиром в очередной раз сорвали джек-пот, продав за первую неделю полмиллиона копий и набрав к апрелю два миллиона. Дела J-Star Industries обстояли неважно – низкая доходность проектов плюс провал Daisy спровоцировали падение цен на акции компании. Каеге Ватасэ все труднее становилось удерживать за J-Star Industries звание одного из ведущих медиа-агенств Японии - не ровен час, Сибил Гэсиро станет единоличной хозяйкой японского шоу-бизнеса!

«CBL Records по всем статьям уверенно лидирует. На стороне госпожи Гэсиро отличные маркетологи и превосходный творческий арсенал, представленный в лице всем известной группы Showboys, - комментировал сложившуюся в шоу-бизнесе ситуацию критик «Oricon» Хаяси Каматари. – Будущее же J-Star Industries – прямого конкурента CBL Records - в данный момент внушает серьезные опасения. Компании необходимо как можно скорее отыграться за свой провал, иначе падение акций продолжится и приведет к необратимым последствиям. Из источников, близких к Сибил Гэсиро, мне стало известно, что она планирует скупить акции конкурента, когда их падение достигнет рекордной отметки. Если это случится, то J-Star Industries перестанет существовать как независимая компания, превратившись в придаток медиа-монстра, как некогда дизайнерский дом «Джой Миамото», купленный Гэсиро за бесценок после банкротства. Апрельское шоу «Dream Concert» отличный шанс для Каеге Ватасэ доказать, что его компанию еще рано списывать со счетов – его протеже просто обязаны показать высший пилотаж и тем самым спасти имидж J-Star Industries в глазах общественности...»

Сибил Гэсиро и вправду предвкушала свою победу. Несомненно, фортуна на ее стороне! Каеге Ватасэ барахтается из последних сил и вот-вот пойдет ко дну - напыщенный индюк, всегда взиравший на Гэсиро свысока, делает одну ошибку за другой, приближая свое поражение. Она была уверена - «Dream Concert» расставит все точки над «i»! Ее мальчики непобедимы, а что есть у J-Star Industries?.. Практически изживший себя как творческий коллектив бойз-бэнд Daisy и какие-то неоперившиеся безвестные юнцы, из которых наспех создали группу! Разведка донесла ей, что участники Heet совсем не раскручены, широкая публика не знает их, а, следовательно, как Ватасэ может рассчитывать на удачный дебют новобранцев? Похоже, президент J-Star Industries совсем отчаялся, раз решился выкинуть на большую сцену мальчишек, предварительно не разрекламировав их в сериалах и ток-шоу. Впрочем, его легкомыслие на руку Гэсиро!

- Ты должен уничтожить на концерте Daisy и Heet, - сказала она Химмэлю во время обсуждения участия Showboys в шоу «Dream Concert». – Все, и зрители и критики «Oricon», должны увидеть, что те просто сопляки и неудачники на фоне вас.

- Не проблема, - пожал плечами лидер группы. – Но мне понадобится кое-какая помощь. Устройте так, чтобы мы выступали прямо перед ними.

- Что ты задумал? - улыбнулась Гэсиро заинтригованно.

- Пусть это будет сюрпризом.

- Хорошо. Я все устрою, как ты просишь, - она ни на миг не усомнилась в нем.

Сибил Гэсиро втайне была влюблена в него. Он всегда привлекал ее в сексуальном плане, но держался как неприступная крепость и она никак не могла сообразить, с какой стороны к нему подступиться. Никто из ее фаворитов не заводил ее так, как этот высокомерный и упрямый мальчишка со свинцовыми глазами! Она хотела его и восхищалась им, а потом, незаметно для себя, и влюбилась в него. Гэсиро осознавала, что он никогда не допустит романа между ними, и его неприступность только разжигала в ней чувства. Однако она была слишком благоразумна для того, чтобы давать волю эмоциям – Химмэль чрезвычайно важен для CBL Records и она ни за что не станет рисковать и портить с ним отношения. Мальчик итак тяжело перенес исключение Югэна и даже собирался бросить группу ради жизни с ним в США.

Так все оно и произошло бы, не исчезни Югэн внезапно с горизонта!

Рейо Коидзуми вынудил ее выгнать одного из самых популярных и прибыльных артистов, а тут еще и Химмэль – главный козырь в колоде CBL Records – вознамерился уйти вслед за Югэном! Гэсиро понятия не имела, куда подевался Югэн, но благодарила всех возможных богов за то что у нее в руках остался Химмэль - чье чувство ответственности перед прочими участниками группы пересилило злость на Гэсиро и Коидзуми.

Химмэль стал лидером группы и вытянул ее на себе. Без него четверо оставшихся парней не смогли бы окупить инвестированных в проект средств. Исключение Югэна нанесло ощутимый урон: часть фанатов в гневе отвернулись от проекта, телевизионные рейтинги упали, а продажи второго сингла – выпущенного в середине октября - оказались значительно скромнее, всего четыреста тысяч за первую неделю, в то время как «Хочу целовать тебя в Токио» за неделю разошелся более чем миллионом копий. Но эти четыреста тысяч копий были все же куда лучше, чем полный провал и закрытие проекта - тем паче, конкуренты не могли похвастаться хотя бы такими цифрами. Showboys, пережив уход фронтмена, продолжали оставаться самой прибыльной группой на японской эстраде.

«Равных им нет! Они нанесут Ватасэ смертельный удар, от которого тот не сможет оправиться, - размышляла президент медиа-агентства с удовлетворением. – После «Dream Concert» его перестанут воспринимать всерьез и мне останется сделать полшага, чтобы окончательно разорить J-Star Industries!»

В день концерта Сибил Гэсиро приехала в Токио Доум, чтобы лично наблюдать за своими любимцами. Благословив их за кулисами, она удалилась в VIP-ложу. К своему удивлению, в соседней ложе Гэсиро увидела Каеге Ватасэ. Зачем он приехал? На что рассчитывает? Неужто Ватасэ наивно полагает, будто ему удастся сегодня отыграться?

«Так даже интереснее, - заметила про себя она. – Я с удовольствием погляжу на его униженную физиономию!»

Участникам New Age и Showboys выделили общую гримерку. Снаружи гремел концерт, а они готовились к выступлению, перекидываясь шуточками. Атмосфера в гримерке стояла дружелюбная, ведь даже Кей Ясумаса – главный задира во всем агентстве – теперь не нападал на участников группы, опасаясь Химмэля, занявшего место лидера. Правда, время от времени Ясумаса, не в силах сдержаться, дразнил Касаги «Мисс Монро», но тот научился отшучиваться, называя его в ответ «Мистер Язык Без Костей».

Химмэль, пока визажист накладывал ему грим, то и дело искоса поглядывал на Оницуру Коидзуми.

Тот держался неплохо, улыбался, перекидывался веселыми словечками с коллегами по группе. Видимо, сеансы психотерапии дали положительные результаты! После того, как Югэн напал на его семью и Оницуре открылась страшная правда, парень едва не тронулся умом – он пребывал в состоянии круглосуточной истерики, в бешенстве кидался на своего отца и грозился покончить жизнь самоубийством. Родители от греха подальше заперли его в реабилитационном центре на восемь недель, а оттуда увезли за границу. Фанатам сообщили, что у Онидзуми возникли проблемы с голосовыми связками и он уехал на лечение в Швейцарию.

Сероглазый юноша в чем-то сочувствовал Коидзуми-младшему. Тот не виноват в преступлении отца, а досталось ему, пожалуй, больше, чем самому Рейо Коидзуми! Одно то, что Югэн – с которым он состоял в сексуальной связи – на самом деле приходился ему братом, могло свести с ума. А тут, помимо вскрывшегося инцеста, он вдобавок узнал весьма омерзительные подробности интрижки отца с Нару Хидэки. Выходит, его родители те еще фрукты: мать – шалава, а отец – подонок, ставший причиной убийства двух ни в чем не повинных детей. Есть от чего впасть в депрессию!

Месяц назад Онидзуми вернулся в Японию, водворившись на место лидера New Age. Держался он слегка отстраненно, но в общем и целом не вызывал у окружающих никаких подозрений. Химмэль не собирался обращаться к нему с вопросами или просьбами, хоть и тяжело переживал исчезновение Югэна. Онидзуми сам подошел к нему и задал волнующий его вопрос:

- Ты знаешь, где он сейчас?

Химмэль, конечно, без труда догадался о ком идет речь.

- Даже если б знал, зачем мне говорить тебе? Чтобы ты донес своему отцу?

- Я не донесу, - возразил Оницура искренне. – Я просто… переживаю.

- Он сбежал из больницы и я не в курсе, где он скрывается, - сероглазый юноша тяжело вздохнул. – Так что ты обратился не по адресу.

Пришлось Онидзуми остаться ни с чем, как, впрочем, и Химмэлю. Группа New Age, приостановившая свою деятельность на время отсутствия лидера, ожила и в данный момент занималась подготовкой нового сингла. Закончить новую песню к концерту они не успевали, поэтому сегодня собирались выступить с одним из своих прежних хитов.

- New Age! До вашего выхода десять минут! – объявил ассистент конферансье. – Showboys, ваш выход сразу после них, готовность через пятнадцать минут.

Визажист закончил с гримом и Химмэль поднялся с кресла, решив сбегать в туалет перед выходом на сцену.

Стив, карауливший у дверей гримерки, проводил его до туалета, предварительно проверив помещение. Юноша смотрел на него с неудовольствием, будь его воля, он бы избавился от надоедливого телохранителя. На присутствии телохранителя настояли родители: Ингу и Кёко находились в Америке, где у Mirror & Sky проходило гастрольное турне - беспокоясь о безопасности сына они требовали от Стива круглосуточного бдения подле юноши.

Отлив, Химмэль сполоснул руки в раковине. Вытирая руки о бумажное полотенце, он бросил взгляд в зеркало.

Он до сих пор ненавидел свое отражение. Все вокруг говорили о его красоте, фанатки падали в обмороки, парни завидовали – среди молодежи стало модным выбеливать себе волосы и носить серые линзы, хотя далеко не всех это красило… Химмэль должен гордиться своей внешностью, а не разглядываться себя в зеркале с холодком на сердце! Одно время он почти забыл о неприязни к самому себе, обретя умиротворенность благодаря родителям. Трагедия с Югэном нанесла ему неисцелимую рану, возродив его вечное напряжение и болезненную озлобленность на окружающий мир и себя.

Он проклинал себя за то, что упустил Югэна, дал ему сбежать и исчезнуть. Где тот прячется? Что собирается еще натворить? Или, быть может, Югэн уже мертв? Полгода бесплотных поисков и самобичевания вывернули его душу наизнанку, иссушили ее, измучили. Он чувствовал себя смертельно усталым. И все равно не мог забыть его.

Дверь в туалет приоткрылась и внутрь, хитро улыбаясь, проскользнул Тиэми Касаги. Подскочив к Химмэлю, он обнял его за талию и крепко прижался к нему. Стив уже привык к тому, что Касаги и Химмэль лучшие друзья и повсюду ходят парочкой, и пропустил его без вопросов. Тиэми не боялся интимно обнимать сероглазого юношу – телохранитель не допустит в туалет посторонних.

- Хочу поцеловать тебя перед выступлением, - шепнул он на ухо Химмэлю. – На счастье…

Тот, пряча за улыбкой свои невеселые мысли, обернулся к нему. Касаги, крепко обвив его шею, страстно поцеловал. Короткое соединенье губ привело Тиэми в восторг, действуя на него как сильный наркотик и мгновение возбуждая его. Ощущение близости Химмэля, его нежной кожи, его дыхания, порождало в парне потребность поглотить объект своего желания, стать с ним единым целым и, тем самым, сделать наслаждение бесконечным. Тиэми душил его своими объятиями, позабыв обо всем.

- Ты так грим испортишь, - с такими словами Химмэль отстранил Касаги.

- Пообещай, что этой ночью придешь ко мне! - он схватил его за руки и требовательно заглянул в глаза. – Мы уже неделю не были вместе. Я так хочу тебя!

- Я приду, - пообещал юноша.

Поправив немного смазанный у губ грим, они покинули туалет. Касаги шагал рядом с любимым, не скрывая своего счастья – с тех пор как они начали встречаться, он и днем и ночью пребывал в состоянии эйфории и не желал скрывать этого. Он добился от Химмэля взаимности, преодолев его сомнения и сумев убедить попробовать построить отношения - и они вот уже три месяца вместе. Да, еще не все гладко в их любовных отношениях, Химмэль порою становится замкнутым, избегает его общества и, как видно, все еще помнит сгинувшего без вести Югэна. Не беда! Тиэми твердо верил: рано или поздно тот окончательно и бесповоротно позабудет бывшего любовника, этого не миновать.

Лидер Showboys, отбросив свою меланхолию, сосредоточился на предстоящем выступлении. Их выход сразу после New Age и прямо перед Daisy – «маргаритками», как иронично называл их Химмэль. Он не имел ничего против них в личном плане, но законы шоу-бизнеса делали их конкурентами и сегодня Химмэль планировал устроить «маргариткам» показательную порку.

- Готовы? – спросил Химмэль своих коллег по группе.

- Да, - ответили те решительно, готовые следовать за своим лидером хоть на край света.

New Age во главе с Онидзуми отработали свой номер и, раскланявшись перед зрителями, покинули сцену. Настала очередь Showboys показать себя во всей красе – они пришли на концерт с последним своим хитом: «Ты – мой рай». Именно эта песня задавила продажи Daisy, поставив рентабельность J-Star Industries под вопрос.

Публика встретила Химмэля и его соратников с таким ликованием, что им пришлось увеличить музыкальное вступление, поскольку безумные визги и крики мешали им петь. Дождавшись, когда шум чуть-чуть стихнет, Химмэль – ведущий главную партию – запел от лица парня, беззаветно влюбленного в девушку. Песня звучала очень любовно и в меру ритмично, соблюдая все основы популярной музыки.

Выступление Showboys перевозбудило зрительский зал. В этот миг из публики можно было вить веревки, так они растаяли от чувств и восторга! Закончив песню, Химмэль дал знак согруппникам не уходить со сцены и обратился к залу:

- Скажите мне, вы любите Showboys? – крикнул он что есть силы: – Вы любите меня?

- Да! Да! Да! – в припадке обожания загремел огромный зрительский зал.

- Я не слышу! Я любите меня? – вызывающе повторил юноша, подстрекая публику. – Любите?!

- Любим! Любим! – безумствовали шестьдесят тысяч человек.

- Вы готовы доказать мне свою любовь?!

- Готовы! Да, готовы! – единым гласом откликнулся зал.

- Если вы любите меня, вы сейчас погасите все огни в зале и не зажжете их при других певцах! – повелительно произнес Химмэль, подняв руку вверх. – Пусть Токио Доум погрузится во тьму ради меня и Showboys! Сделайте это и я поверю в вашу любовь! Давайте!

Не прошло и полминуты - и почти все шестьдесят тысяч зрителей погасили свои фонарики и убрали фосфорические палочки, которыми размахивали в воздухе. Ряды погрузились в темноту, освещаемые только периферическими прожекторами с верхних ярусов стадиона. Кое-где все же виднелись упрямые огоньки, но их были всего лишь несколько сотен, в то время как подчинились Химмэлю десятки тысяч. Триумфально рассмеявшись, лидер Showboys послал залу сладкий воздушный поцелуй – и лишь после этого удалился со сцены.

Следующими на сцену вышли Daisy. Публика встретила их жидкими аплодисментами и темнотой – повинуясь приказу Химмэля Фагъедира, никто не поднял вверх фонарик или фосфорическую палочку. По лицам пятерых участников группы можно было без труда догадаться, насколько униженными они чувствуют себя. Но делать нечего - заиграла музыка и им пришлось, несмотря на холодный прием, начать выступление.

Химмэль вместе с друзьями следил за ними из-за кулис. Его маневр возымел действие, моральный дух конкурентов был подорван. «Маргаритки» путали ноты, сбивались во время танцев и вообще производили весьма плачевное впечатление. Это была агония, а не концертный номер!

- Мы сделали их, ребята! – хохокнул Иса, торжествующе ударив по ладони Дайти Хигу. – Смотрите на них! Они держатся как мокрые курицы!

- Слабаки! – прибавил Оониси. – А еще считали себя профи.

- А мне жаль их, - заметил Тиэми Касаги, пожав плечами. – Химмэ поступил не очень честно.

- На войне все средства хороши, - возразил Хига. – Думаешь, они бы нас пожалели при случае?

Химмэль молчал и смотрел на сцену. Он и сам считал свой поступок отчасти подлым, выходящим за рамки профессионализма – и, в то же время, не видел причин, которые действительно помешали бы Daisy отработать свой номер «на отлично». Он что, переломал им ноги или лишил голоса? Если они захотят выступить хорошо, они выступят несмотря ни на что – и подстава со стороны соперников будет им нипочем! Кто виноват, что они оказались такими ранимыми и растерялись на глазах у десятков тысяч зрителей?

Сибил Гэсиро, глядя на явно провальное выступление Daisy, не прятала улыбки: Химмэль не подвел ее, до чего ловко он подставил подножку соперникам! Как приятно лицезреть вытянувшуюся от злобы физиономию Каеге Ватасэ в соседней ложе! Она уже предвкушала разгромные статьи критиков в журнале «Oricon». Дни Ватасэ в качестве президента J-Star Industries сочтены!

Daisy через силу закончили свое выступление и подавленно поплелись за кулисы.

Конферансье объявил выход следующих участников шоу – также принадлежавших J-Star Industries - бойз-бэнда под названием Heet. Гэсиро даже зевнула от скуки, не ожидая чего-либо интересного - если даже опытные артисты спасовали перед ухищрением Химмэля, то чего можно ожидать от новичков? Нет, новобранцам ни за что не спасти репутацию родного агентства.

Сцена на несколько мгновений погрузилась в полную темноту.

- Смотрите, смотрите! Новички явились на экзекуцию, - Иса ткнул пальцем в пять темных фигур, появившихся во тьме на подмостках.

Зазвучал музыкальный проигрыш в стиле поп-рок, с каждой секундой набирая обороты, ускоряя ритм и перерастая в заводную мелодию. Химмэль удивленно приподнял брови, вслушиваясь – композиция была весьма приятна слуху, так складно композитор подобрал ноты. Кто написал для молодой и никому неизвестной группы столь красивую музыку, когда ее можно выгодно продать более раскрученным коллективам?

Вспыхнули прожекторы, высвечивая сцену и освещая пятерых участников группы Heet. Все они стояли спиной к залу. По очереди певцы стали оборачиваться, позволяя и зрителям и телеоператорам увидеть свои лица – первый, второй, третий, четвертый… Все как на подбор стройные красавчики. Но пятый участник не спешил повернуться к залу, хотя именно он запел первым.

Химмэль пошатнулся и едва не упал, услышав ЭТОТ голос. Он не мог не узнать его, хоть и не видел лица исполнителя. Сильный, невероятно мелодичный и прочувствованный голос мог принадлежать только одному человеку в Японии! Никто не смог бы спеть так же…

Пятый участник наконец-то оглянулся и вышел вперед. Шестьдесят тысяч зрителей все как один проглотили языки, едва лицо парня появилось на огромных экранах. Они узнали его. Прошло девять месяцев с тех пор, как он исчез с эстрады, но они помнили его. Это красивое тело, высокие скулы, глаза цвета арабского кофе, соблазнительный рисунок губ…

- Югэн! Югэн! – заверещал кто-то и спровоцировал ошеломительный взрыв радостных криков и счастливых рыданий, прокативший по залу.

Югэн, ухмыляясь, дал сигнал приостановить музыку, чтобы насладиться бурным приветствием со стороны зрителей.

- Твою мать! – пискнул сдавленно Иса при виде бывшего лидера.

По щекам Химмэля потекли слезы, он, прикрыв рот рукой, не отрываясь глядел на Югэна. Он не верил своим глазам! Он боялся, что это всего лишь галлюцинация, бред воспаленного воображения. Это не обман? Это правда? Югэн выглядел вполне здоровым, если не считать худобы, и держался самоуверенно, демонстрируя бьющую через край энергию. Его правая рука по локоть была закрыта модной кожаной перчаткой со шнуровкой, дополняя его стильный наряд, состоящий из кожаных брюк и полупрозрачной безрукавки.

Югэн поднял руку и сделал резкое движение, призывая обезумевший зал к вниманию.

- Почему так темно?! Зажгите огни! – закричал он подзадоривающе. – Или я не стану петь!

Публика бесновато взвыла в ответ, топая ногами и стуча руками по ограждениям. Как по мановению волшебной палочки, зрительские ряды начали загораться тысячами огней – вспыхивали фонарики и фосфорические палочки, взлетая над головами фанаток. Весь Токио Доум вновь пылал огоньками! Химмэль вынудил их погаснуть, а Югэн зажег вновь.

Грянула музыка и Heet продолжили выступление.

Песня была хороша, в ней ощущалась рука одаренного музыканта. Химмэль теперь понял, кто написал талантливую песню для новичков. Автором безусловно был сам Югэн! Он вел главную партию в песне, без труда беря сложнейшие ноты, и танцевал так, будто не переломал меньше года назад ноги. Правая рука, закованная в перчатку, идеально подчинялась хозяину и не производила впечатление искалеченной. В финале выступления он выполнил акробатический трюк, встав на правую руку и перенеся на нее тяжесть всего тела.

- Югэн! Не уходи! Спой еще! – кричали зрительницы, кидаясь на ограждения и вызывая в зале беспорядки.

Сибил Гэсиро очнулась от шокового состояния, в которое ее повергло появление на сцене бывшего протеже, и посмотрела на Каеге Ватасэ. Тот сидел, довольно облизываясь - как кот, объевшийся сливок. Боже, неужто он решил связаться с Югэном?! Принял его в агентство и позволил выйти на сцену?! В голове не укладывалось!

- Ты сукин сын! – закричала она на Ватасэ, перегнувшись через перила ложи. – Ты не имел права…

- Какие еще права? – тот презрительно расхохотался. – Это ты потеряла все права на него, выгнав из своего агентства. Отныне он принадлежит мне!

Гэсиро не сдержала возмущенного рыка, готовая растерзать его в приступе ярости. Югэн на стороне этого козла! Ее Югэн, ее дорогостоящий артист - настоящий бриллиант среди серых булыжников, который всегда приносил огромную прибыль! Он вернулся в шоу-бизнес окольными путями и теперь очутился в стане врага. Как такое могло произойти?!

- Зачем он вернулся? – прошептал ошарашенный Оониси.

- Он вернулся, чтобы развязать войну, - ответил Химмэль глухо, говоря это скорее для самого себя, чем для него.

- Против кого?

- Против нас всех. Против CBL Records. Против… - сероглазый юноша замолчал, не собираясь озвучивать имя Рейо Коидзуми.

- С чего ты взял? – поинтересовался оробевший Иса.

Химмэль ничего не сказал, неотрывно следя за Югэном. Тиэми Касаги, дрожа от потрясения, чувствовал отчаяние – какого черта Югэн возвратился? Почему, в конце концов, он не мог сгинуть в неизвестности раз и навсегда?! Лучше бы он умер!

«Я не дам ему шанса опять вскружить Химмэлю голову! – подумал Касаги с болезненной решимостью сжимая руки в кулаки. - Я скорее убью его, чем позволю отнять у меня Химмэ!"

Пятеро участников группы Heet отвесили благодарные поклоны залу. Зрители скандировали: «Югэн! Югэн! Югэн!»

- Югэн умер! – возразил громогласно тот, оборвав их. Потом, широко улыбнувшись, прибавил: - Но Рейо Хидэки жив.

URL
   

La famille no 薔薇

главная